Мистическая легенда площади Санти-Джованни э Паоло (Венеция)

В начале шестнадцатого века, на площади возле Скуолы ди Сан-Марко произошла история, которая до сих пор трогает сердца горожан.

Полноценной истории сопутствуют два события. Первое из них:

После крупного пожара 1485-го года в Скуола ди Сан-Марко реставрировалась около десяти лет. В самом восстановлении принимал участие способный, одаренным талантом камнетес Пиццигани. После того как в его жизни случилась трагедия: возлюбленная внезапно скончалась, он едва ли не сходил с ума, горевал, продал свое имущество, жилье, мастерскую, избавился от всего, что могло напомнить ему о ней. По итогу, камнетес Пиццигани стал бездомным и все, что ему оставалось — это ночевать на ступеньках Скуолы, которую еще недавно он реставрировал.

В это время происходило другое событие, которое заключалось вот в чем: рядом со Скуолой жила одна женщина, коренная венецианка, которая родившая ребенка от левантийского купца. На тот момент Левант принадлежал Турции, поэтому отец вместе с сыном остался жить в Джудекке. Иногда сын навещал свою мать, но сыновской любви не было, он проявлял непослушание и дерзость, избивал ее, обвиняя в своей полукровности, которую не принимали ни в том, ни в другом обществе. Но мать настолько любила своего сына, что покорно принимала удары, воспринимая свое чадо таким, какой он есть.

Но в один вечер злость сына вышла из-под контроля и в гневе убил мать, вырвав сердце из груди! Очнувшись от ослепленной его ярости, он впал в ужас и пустился бежать в страхе крепче сжимая сердце своей матери. Добравшись к мосту около Скоулы, он случайно споткнутся и упустил сердце на площадь.

— Сын мой, что-то не так? – спросило сердце материнским голосом.

В панике, услышав знакомый голос, юноша осознал весь ужас, который он натворил, поднял с земли сердце матери и в отчаянии бросился в ледяной залив.

Шло время и на месте Скуола был построен госпиталь. До сих пор сотрудники госпиталя утверждают, что ночью, в полной тишине, если прислушаться, слышен его плач, скорбящий бескорыстной материнской любви.

Все это видел Пиццигани, который спал на ступенях Скуолы. После чего запечатлел все на стене, выцарапав силуэт молодого парня, сжимающего сердце в руке.