Сакелларакисы

Когда-то в прошлом охотники за сокровищами пытались проломиться в обрушившееся и сгоревшее здание. Но, к своему большому облегчению, Сакелларакисы убедились в том, что содержимое коридора не было разграблено, а лишь обуглилось во время пожара. Некогда там стояли ряды сосудов, наверное, наполненных различными приношениями плодами, зерном, молоком, медом и вином.

Большинство сосудов было раздавлено, но некоторые непостижимым образом остались целы и до сих пор хранили обуглившиеся семена от плодов.

Изучение керамики — принадлежавшей в основном к определенному, поддающемуся датировке типу с характерными цветочными мотивами, нанесенными широкими мазками светлой краски на темный фон, — позволило предположить, что святилище в Анемоспилии было возведено около 1700 г до н. э. и, вероятно, действовало лишь в течение 150 лет.

Большие, тщательно обтесанные плиты здания, как и кувшины, рухнули по наклонной плоскости: это говорило о том, что храм раскачала, а затем опрокинула какая-то естественная сила, возможно, землетрясение.

Очевидно и то, что святилище было заброшено после разрушения, поскольку в этом месте не нашли черепков более позднего периода.

Догадка относительно того , что здание погубило некое разрушительное бедствие, подтвердилась, когда в коридоре обнаружился раздавленный скелет неопределенного пола первые минойские человеческие останки, оказавшиеся вне усыпальницы . Археологи с новыми силами принялись раскапывать центральное помещение, где , может быть, их ждала разгадка тайны — каким же было божество этого храма.

В других критских святилищах уже находили обломки мужских и женских идолов. Минойские изображения — фрески, печати , статуэтки из слоновой кости, -чаще всего представляют эти существа в роскошных одеяниях, с пышными прическами. И, хотя явно должны были существовать деревянные изображения, были найдены лишь каменные или бронзовые фрагменты — волосы и конечности .

И Сакелларакисам посчастливилось найти следы такого идола, когда они добрались до Центральной комнаты. Там они обнаружили куски обугленного дерева и две огромные глиняные ступни с квадратными лодыжками, словно это была пара болтов, прикреплявшихся к деревянному туловищу с длинной юбкой. Насколько можно было судить по величине ног, это была статуя в человеческий рост, вероятно, стоявшая на приподнятой каменной площадке, наподобие скамьи, которая примыкала к дальней стене и была вытесана из местной породы.